UMGUM.COM (лучше) 

День двадцать первый ( Село Брлик, дорога А-358 вдоль реки Чу, село Кунаево, оросительный канал "Бетонный". )

11 мая 2013  (обновлено 31 января 2015)

Пройдено 86 (восемьдесят шесть) километров за 9 (девять) с половиной часов движения.

Перепад высот: от 400 (четырёхсот) метров до 500 (пятисот) метров над уровнем моря.

Ключевые точки: ночная стоянка в зарослях кустарника неподалеку от дороги А-358, асфальтовая дорога на юго-запад, село Коминтерн, село Брлик, асфальтовая дорога А-358 на юг вдоль реки Чу, село Кенес (мимо), село Коктобе, мост через реку Чу, пересечение железнодорожного пути, село Кунаево (ранее Ленинское), асфальтовая дорога на юго-восток до оросительного канала "Бетонный", мост через канал "Бетонный", грунтовая дорога на юг вдоль канала, стоянка сельскохозяйственных рабочих на бахчевом поле.

Условия: Существенного ветра нет. С утра облачно и просто очень тепло, а с полудня небо местами проясняется, пропуская к земле жёсткие горячие лучи солнца.


Утром побродил в тугайных зарослях, поискал экзотики. Кусты зелёные, сочные, а растут на песчаной почве, которая высыхает и рассыпается, стоит только убрать ежедневную подпидку водой, в мелкую белую пыль. Вроде бы это называется "лёссовые почвы":

размер: 320 400 640 800 1024 1280
20130511. В тугайных зарослях северной части долины Чу.
1280x960  • 20130511. В тугайных зарослях северной части долины Чу.


20130511. Почва тугайных зарослей северной части долины Чу.
1024x768  • 20130511. Почва тугайных зарослей северной части долины Чу.

Видел варанов толщиной с кошку, но они шустрые и быстро прячутся в норы, не давая возможности сфотографировать их.

Хорошо, что я спрыгнул с дороги в заросли тута заранее, за десять километров до ближайшего обозначенного на карте населённого пункта. Буквально в двух километрах от места моей ночной стоянки у дороги оказалась целая группа стоянок при столовых для дальнобойщиков, въезжающих в долину с Хантайского перевала, да и дальше, через каждые триста метров у дороги было какое-нибудь жильё:

20130511. Стоянки и столовые для дальнобойщиков на дороге А-358, неподалеку от Хантау.
1024x768  • 20130511. Стоянки и столовые для дальнобойщиков на дороге А-358, неподалеку от Хантау.

Около одной из столовых хозяева устроили что-то вроде поилки, совмещённой с мойкой на четыре крана, со стоком в арык, а источником воды из скважины, откуда она накачивалась с помощью электромотора, поддерживающего в системе водоснабжения некоторый уровень давления и включающегося по мере необходимости пополнения такового. Тут залил все свои ёмкости водой. Кушать как-то не захотелось, не нагулял ещё аппетита:

20130511. Мойка и поилка на стоянке дальнобойщиков на дороге А-358.
1280x960  • 20130511. Мойка и поилка на стоянке дальнобойщиков на дороге А-358.

Наконец увидел верблюдов, у посёлка Коминтерн - объедают деревья, вытягиваясь вверх длинными шеями, натурально как козы:

20130511. В селе Коминтерн, у дороги А-358.
1280x960  • 20130511. В селе Коминтерн, у дороги А-358.

20130511. Верблюды в селе Коминтерн.
1280x960  • 20130511. Верблюды в селе Коминтерн.

Эта часть Чуйской долины совсем неосвоенная - дикая, можно сказать. Выше по течению реки Чу, слева от дороги, по которой я сейчас еду от Хантайского перевала, начинаются орошаемые территории, а справа, ниже по течению - пустыни рассыпающегося мелкого белого песка, практически не скреплённого чахлой растительностью. "Цветущая Чуйская долина" - это про места южнее километров на сорок-восемьдесят:

20130511. Полупустыни севернее села Бирлик (Брлик).
1280x960  • 20130511. Полупустыни севернее села Бирлик (Брлик).

Быстро докатил до села Бирлик. На нём заканчивается Чуйская долина как таковая, далее на северо-запад река Чу сильно мелеет, разобранная ещё до этого на арыки орошения, а далее просто уходя в пески пустыни. Проехался по улицам. Ничем не впечатлился - обычное село, где люди неплохо живут, по видимому (уж точно лучше, чем на заброшенных просторах Карагандинской области). Покинутых домов не заметил, заборы покрашены, много новых крыш:

20130511. В селе Бирлик (Брлик).
1280x960  • 20130511. В селе Бирлик (Брлик).

От села Бирлик далее поехал по асфальтовой дороге А-358, пронизывающей всю долину вдоль реки Чу. Обычно я стараюсь двигаться второстепенными и грунтовыми дорогами, но в данном случае это было малореально, так как чем южнее, тем более освоенными становились окружающие территории, заполняясь распаханными и ухоженными полями. Петлять по дорожкам между лоскутов поливных участков, не зная местности и попадая постоянно в тупики, было нецелесообразно:

20130511. Придорожный пейзаж, поля вдоль реки Чу.
1280x960  • 20130511. Придорожный пейзаж, поля вдоль реки Чу.

20130511. Придорожный пейзаж, поля вдоль реки Чу.
1280x960  • 20130511. Придорожный пейзаж, поля вдоль реки Чу.

20130511. Небольшой оросительный канал от реки Чу.
1280x960  • 20130511. Небольшой оросительный канал от реки Чу.

Обратил внимание на то, что абсолютно все столбы при дороге покрашены и отмечены разноцветными поясками. Так же и стволы деревьев, по большей части побелены. Мусора вдоль дороги просто нет, вообще нет - даже упавшие ветки не валяются нигде:

20130511. При дороге А-358, в северной части Чуйской долины.
1280x960  • 20130511. При дороге А-358, в северной части Чуйской долины.

20130511. При дороге А-358, в северной части Чуйской долины.
1280x960  • 20130511. При дороге А-358, в северной части Чуйской долины.

Трасса по северной части Чуйской долины одна из тех, двигаться по которым велосипедистам я не рекомендую. Асфальт вроде бы не разбит тотально - дорогу латают, местами участками по сотне метров протяжённостью - но вся поверхность волнистая и кочковатая, покрыта сетью трещин и провалов на местах некачественного ремонта, когда верхний слой постепенно просаживается в яму нижнего слоя, в своё время просто засыпанную без утрамбовки. Кроме того, почти на всём протяжении этой части долины полотно дороги покрыто "антигололёдной" крошкой, уложенной крайне неравномерно: где-то мелкий гравий практически утонул в удерживающем его битуме, а местами метров по триста дорога терзает покрышки плотно рядом торчащими на полсантиметра каменными остриями. В общем, езда как по стиральной доске: непрерывно всё дрожит, вибрирует, велосипед подскакивает, вихляется, разогнаться толком не получается.

На пролетающие (носятся они здесь со скоростью не менее чем за сотню) мимо автобусы смотреть просто страшно - их задние мосты так выплясывают по отношении к корпусу, что непонятно, как они ещё удерживаются и не отваливаются. У машин легковых колёса просто непрерывно дрожат, подпрыгивая на том, что обычно называется дорожным полотном. И только большегрузные фуры медленно ползут, не желая рисковать подвеской и товаром:

20130511. Асфальтовое покрытие дороги А-358, в северной части Чуйской долины.
1280x960  • 20130511. Асфальтовое покрытие дороги А-358, в северной части Чуйской долины.

20130511. Асфальтовое покрытие дороги А-358, в северной части Чуйской долины.
1024x768  • 20130511. Асфальтовое покрытие дороги А-358, в северной части Чуйской долины.

Обеденный перерыв устроил себе на берегу оросительного канала. На карте река Чу совсем рядом, буквально в трёхстах метрах, но до неё добраться не удалось:

20130511. На одном из оросительных каналов.
1280x960  • 20130511. На одном из оросительных каналов.

С утра было облачно, безветренно и при этом очень тепло, отчего тело всё обливалось потом, а к середине дня небо местами очищалось и солнечный жар начинал прямо придавливать сверху. Часам к двум дело дошло до риска теплового удара и я пошёл по обочине дороги пешком, чтобы унять сердцебиение. Часик прогулялся, потом чуть посидел в тени автобусной остановки, и поехал далее:

20130511. Кратковременный отдых, в самый пик полуденной жары.
1280x960  • 20130511. Кратковременный отдых, в самый пик полуденной жары.

Вокруг поля, поля, поля. Между ними, то там, то сям, виднеются крыши домов - но заметно, что поселения некрупные. Мне хотелось покушать где-нибудь в столовой или кафе, однако все прохожие утверждали, что в их сёлах нет заведений общепита. Оно то может и не так, но на жаре мозг будто закоксовывается и я буквально плохо стал соображать, не допуская мысли самому проехаться по улицам какого-нибудь достаточно крупного посёлка, в поисках желанной "чайханы" или "демханы".

Километров за десять до города Чу завернул таки в село Коктобе, закупил в магазине продуктов и воды. Весёлые и пьяненькие местные жители (заезжали в магазин за дополнительной порцией алкоголя) живо интересовались моей персоной, расспрашивая о побудительных мотивах путешествия: "ну вот зачем это тебе, скажи? и чего дома не сидится?" Надо заметить, что в этих местах по видимому всем есть, чем заняться - так что никто просто так, без дела, по улицам не бродит:

20130511. Местные жители, в селе Коктобе.
1280x960  • 20130511. Местные жители, в селе Коктобе.

В сам Чу не стал заезжать - в город (вернее большой посёлок с несколькими многоэтажными домами) лезть не захотелось. Сфотографировал с моста реку Чу и повернул далее по маршруту:

20130511. Вид на реку Чу, с автомобильного моста.
1280x960  • 20130511. Вид на реку Чу, с автомобильного моста.

Метрах в пятидесяти от моста обгоняет меня фургон развозной, останавливается, оттуда выпрыгивают трое молодых мужиков, распахивают задние двери будки, что-то берут там и резко направляются ко мне, чуть рассредоточившись - я как-раз доехал до них. У меня в голове мгновенно прокручивается пара сюжетов боевиков, где в диких странах подобным образом захватывают в заложники путешественников. Один из мужиков протягивает мне бутылку "Coca-Cola" и говорит энергично, как по столу ладонью хлопает: "Сушняк, от души - бери, брат!" Уф, надо-же - как приятно, аж сердечко благодарно застучало! В дороге, особенно на жаре, такое стимулирующий напиток даже опасен, но отказываться не стал, разумеется, припася бутылку на потом:

20130511. Щедрые дарители "Coca-Cola".
1280x960  • 20130511. Щедрые дарители "Coca-Cola".

В селе Ленинское (ныне Кунаево), на улице меня окликнул мужчина (крайний слева в группе на фотографии), со специфичным говором - не разберёшь акцента: что-то и от казахского, и от узбекского, и от кавказского. Поспрашивал, откуда и куда, посмеиваясь - живо так ведя разговор - да и пригласил меня к себе домой, чай пить. Я аж удивился - давно никто меня не приглашал в гости:

20130511. Жители села Кунаево (ранее Ленинское).
1024x768  • 20130511. Жители села Кунаево (ранее Ленинское).

Аблысхан Муталибович (называй меня просто Абеке, сказал он), уйгур по национальности, всю жизнь в этом посёлке провёл, лет сорок пять уже, и ему здесь нравится настолько, что давно имея возможность переехать в город, не делает этого, не желая терять сельской свободы. Похоже, что живёт он очень неплохо - занимаясь бахчами и кормовыми посевными, посадкой и выращиванием. Жена русская, есть двое детей - мальчиков. Накормил меня свежими салатами (очень грамотно и вкусно сделанными - не примитивным оливье или простой нарезкой), чаем с пирогом со вкуснейшей начинкой напоил. Всё очень вкусно, всего в достатке - видно, что жена не бездельничает (тут мне взгрустнулось - везёт же некоторым). Поговорили о жизни вообще, показал мне своё приусадебное хозяйство. Видно, что мужик он работящий, руки широкие, крепкие пальцы, ухватистые, но без жёстких мозолей от инструментов - похоже, что теперь он больше организацией дел занимается, нежели сам инструментом орудует где-то за пределами собственного огорода:

20130511. На огороде Абеке, гостеприимного жителя села Кунаево.
1280x960  • 20130511. На огороде Абеке, гостеприимного жителя села Кунаево.

После чаепития Абеке порекомендовал мне не ехать далее, как подразумевалось в соответствии с планом, через посёлок Чкалово (ныне Берликустем), где жители малость невоспитанные. Посоветовал двигаться к "бетонному" каналу, что идёт восточнее, откуда ехать вдоль него на юг к Тасуткольскому водохранилищу. Вдоль канала сплошь орошаемые поля, у которых оборудованы временные стоянки крестьян-долган, приезжающих сюда на заработки из Киргизии. Там, в Киргизии, земля вся давно поделена и налоги мелких предпринимателей буквально душат, до того, что киргизам проще приехать в Казахстан, арендовать здесь несколько гектаров земель у оросительного канала, самостоятельно организовать полив, вырастить урожай, продать его местным скупщикам и, даже после выплаты всех поборов от местных властей, они остаются в большей выгоде, чем если бы занимались этой деятельностью в своём собственном государстве. По словам Абеке долгане очень мирный и приветливый народ, вообще не пьют (во всяком случае во время сезонных работ) и хулиганов в рабочих таборах у них не водится; рядом с ними очень удобно можно устроится на ночную стоянку - ещё и накормят без церемоний.

За Ленинским реально красиво. Как хорошо, что по совету Абеке я увёл свой маршрут от асфальтовой трассы общего назначения по центру долины. Вокруг зелёные поля - свежо, приятно и вообще красота:

20130511. Дорогой от села Кунаево к "бетонному" каналу.
1280x960  • 20130511. Дорогой от села Кунаево к "бетонному" каналу.

20130511. Дорогой от села Кунаево к "бетонному" каналу.
1280x960  • 20130511. Дорогой от села Кунаево к "бетонному" каналу.

20130511. Дорогой от села Кунаево к "бетонному" каналу.
1280x960  • 20130511. Дорогой от села Кунаево к "бетонному" каналу.

В скором времени эти места пересечёт газопровод - уже трубы разложены вдоль трассы:

20130511. Заготовки для газопровода.
1280x960  • 20130511. Заготовки для газопровода.

Немного не разобравшись в рекомендациях Абеке свернул всё таки по направлению к аулу Чкалово (Берликустем). Буквально через триста метров от неверного поворота нагоняет меня джип и его водитель интересуется не заблудился ли я. Лучше не ездить в Чкалово - говорит мне он: народ там диковатый и многие даже настоящих русских в лицо не видели - могут пристать и на конфликтную ситуацию вывести. Сам-то он занимается извозом бахчевых продуктов по СНГ (у нас их "южанами" называют, а здесь их "поливальщиками" кличут, от специфичного местного выражения "поливать по дороге") - где только не был и чего только не видел, а вот аульные джигиты с задурманенными мозгами далеко не такие цивилизованные:

20130511. На дороге к селу Чкалово (Берликустем).
1024x768  • 20130511. На дороге к селу Чкалово (Берликустем).

Скорректировал направление, выбравшись на дорогу к каналу. Опять, не проехал и пары сотен метров, останавливается попутная машина и водитель старой "двойки" интересуется, не заблудился ли я. Слово за слово и вот меня зовут заночевать на стоянке при бахче, которую они обрабатывают. Типажи специфичные, конечно, но и не таких видывал - соглашаюсь:

20130511. Аллея дороги к "бетонному" каналу.
1280x960  • 20130511. Аллея дороги к "бетонному" каналу.

Прокатил до моста через канал, потом по грунтовке вдоль канала:

20130511. "Бетонный" канал Чуйской долины.
1280x960  • 20130511. "Бетонный" канал Чуйской долины.

20130511. У "бетонного" канала в Чуйской долине.
1280x960  • 20130511. У "бетонного" канала в Чуйской долине.

Пара километров грунтовой дороги вдоль "бетонного" канала и вот стоянка с "балаганом". Не ожидал, честно говоря, такого примитивизма. Но деваться некуда, да и вообще - почему бы и не обогатить опыт жизненный общением с такими людьми, далёкими от моего обычного круга. Долгане обычно целым табором стоят, семьями, с женщинами и детьми - а эти оказались местными жителями Чу, живущими на одной улице, компанией обрабатывающей небольшой участок поля, по очереди выезжающими к семьям в город.

Давненько, лет двадцать уже как, я не видел, чтобы люди в таких условиях существовали. Ну да ничего, юность вспомню. Жилище состояло из каркаса жердей, обтянутого синтетической "мешковиной" вперемежку со старыми картонными упаковками и полиэтиленом, обложенного тростником, чтобы прикрываться от жарких лучей солнца днём. Топчан из разнокалиберных досок в роли обеденного стола и кровати. Чистота - условность. Но, по сути, эти условия не далеко отличны от тех, в которых пребываю я в своём походе. Только у меня всё снаряжение облегчённое и "фирменное", а мужиков стационарное и "по простому".

Я поднёс к столу пару мясных консерв и подаренную ранее бутылку "Coca-Cola". Попили чай, обсудили дела дальних и ближних, и я установил палатку неподалеку от "балагана":

20130511. В балагане сезонных рабочих на бахче у "бетонного" канала.
1024x768  • 20130511. В балагане сезонных рабочих на бахче у "бетонного" канала.

Вечером мужики показали, как из просеянной через мелкое сито крошки сушёной конопли путём сминания в слюне на ладони руки делается "план", комок которого после слегка раскрашивают, смешивают с табаком и набивают этим оболочки папирос типа "беломор". Получается "косяк" или "маяк". Как мне здесь рассказали, борьба с посевами конопли в 80-ые годы прошла в целом успешно - все нелегальные поля были сожжены и перепаханы. А вот в 90-ые и 2000-ые наркобизнес взяли под своё крыло "силовики" (полиция и спецслужбы), и теперь поля охраняют уже люди в погонах - так что да, с нелегальщиной в больших объёмах покончено. Правда, теперь конопля растёт прямо на улицах чуть-ли не во всех отдалённых аулах долины в северной её части, как-бы ничья, и этим промышляют как раз "дикие аулы", вроде Чкаловского (Берликустем), который мне посчастливилось миновать.

Вообще, похоже, что тема "лёгких" наркотиков в Чуйской долине весьма актуальна. Каждый второй встречный интересовался, чего я так рано приехал - урожай этого года ведь ещё не поспел? Многие интересовались, как ко мне "менты" относятся местные. Все "работяги", полевые рабочие, курят марихуану и без проблем организуют мешочек, другой "травы", буде на то желание. Мотивы дурмана пронизывают быт запросто и буднично - просто мужики собираются покурить на воздухе "косяк".


Заметки и комментарии к публикации:


Оставьте свой комментарий ( выразите мнение относительно публикации, поделитесь дополнительными сведениями или укажите на ошибку )